По волнам памяти

Литературная страница

С этим человеком судьба свела меня 16 лет назад. И сразу он покорил меня своей искренностью, огромным кругозором, разносторонними интересами. А еще тем, что он был не просто яркой и неординарной личностью, но и (в первую очередь) – настоящим офицером в самых лучших традициях этого звания. Таким, каким представлялся мне офицер со времен одноименного фильма, для которого слова «честь», «воинский долг» и «Родина» всегда стояли и стоят на первом месте. Владимир Карманов. Командир отдельного дивизиона судов обеспечения. Благодаря знакомству с Владимиром Владимировичем я не только подружилась практически со всем личным составом войсковой части 01001 («Тысяча и одна ночь», как в шутку называли свой дивизион служившие там офицеры и мичманы), но и всерьез увлеклась историей этой небольшой воинской части, военного флота и Ладожского озера…

Готовя материалы ко Дню защитника Отечества, наша редакция планировала взять интервью у Владимира Карманова, но неожиданно для себя получили от него настоящий подарок – его автобиографический рассказ, который и решили опубликовать на страницах нашей газеты в первозданном виде.

От имени редакции «Приозерские ведомости» я поздравляю Владимира Карманова и всех, кто проходил службу на дивизионе, с Днем защитника Отечества. Счастья вам, здоровья и мирного неба над головой.

Татьяна Чумерина

ПО ВОЛНАМ МОЕЙ ПАМЯТИ.

ВЛАДИМИР КАРМАНОВ

По волнам памяти, изображение №2

Я родился в самой лучшей стране планеты Земля – в Союзе Советских Социалистических Республик – в 1963 году. В то время в стране строили социалистическое общество, общество равных возможностей под девизом «от каждого по способности, каждому по труду». Это воодушевляло, люди верили в светлое будущее.

По волнам памяти, изображение №3

Родился я в маленьком районном центре Кировской области – г. Омутнинске, история создания которого началась в 1773 году. По указу Государственной берг-коллегии было решено строить на реке Омутной железоделательный завод и пустить в действие в трехгодовой срок. Строительство поручили подполковнику Осокину И. П. Осенью 1775 года была выдана первая плавка. Поселок при заводе долгое время назывался Осокино. Позднее – Омутная, Омутнинский завод. В 1921 году поселок стал городом Омутнинском.

Мои родители, Карманов Виктор Иванович и Карманова (Фролова) Татьяна Филипповна, обыкновенные жители нашего государства – дети войны, перенесшие вместе со страной всю тяжесть военных будней и восстановления мирной жизни.

Мама была младшим ребенком в многодетной семье. Моя бабушка Фролова Александра Ивановна (наша бабушка Саня) – мать-героиня. У нее было 10 детей. Евдокия Филипповна (1911 г. р.), Мария Филипповна (1915 г. р.), Федор Филиппович (1923 г. р., пропал без вести в годы Великой Отечественной войны), Ананий Филиппович (1924 г. р., участник Великой Отечественной войны), Ерофей Филиппович (1926 г. р.), Николай Филиппович (1928 г. р.), Зоя Филипповна (1930 г. р.), Анастасия Филипповна (1931 г. р.), Варвара Филипповна (1935 г. р.) и моя мама Татьяна Филипповна (1938 г. р.). Мой дед Фролов Филипп Павлович трагически погиб в 1940 году, работал подсобным рабочим на заводе. По окончанию средней школы мама пошла работать на завод. Без специального образования работала на низкоквалифицированных должностях и училась заочно в техникуме, окончив который стала работать чертежницей в проектном отделе завода. Всегда на всех должностях она пользовалась уважением у своих товарищей по работе и начальников.

По волнам памяти, изображение №4
По волнам памяти, изображение №5

Отец – сын солдата, ушедшего добровольцем на фронт и выполнившего свой воинский долг до конца. 26 августа 1942 года гвардии лейтенант Карманов Иван Филиппович, командир 2-й роты отдельного учебного стрелкового батальона 30-й гвардейской краснознаменной дивизии, принял свой последний бой у деревни Бекрино Темкинского района Смоленской области. Однако на родину в семью похоронка не пришла. Она, конечно же, пришла, но там был указан Карманов Иван Филатович. Обыкновенная небрежность писаря, и семья не получила похоронки, не получила пенсии по потере кормильца, не узнала о награждении орденом Великой Отечественной войны 1 степени.

По волнам памяти, изображение №11

Отец окончил школу, отслужил срочную службу в армии, устроился электриком в Дворец культуры металлургов. Здесь его заметили как человека, способного делать чудеса. Мой отец был добрым волшебником, он умел дарить людям радость, учил детей доброте, любви к сказке, людям, братьям нашим меньшим, к чуду. За свою жизнь он создал три детских кукольных театра. Первый – в ДК металлургов в 1964 году. Этот театр кукол «Сказка» существует до сих пор.

По волнам памяти, изображение №12

Еще при отце в 1968 году он получил звание народный. В 1973 году создал с нуля театр кукол в доме культуры «Курортный» в г. Анапе, где тогда жила его мама. А третий – театр куклотерапии «Лучик» в детском саду «Рябинка» в Омутнинске в 1995 году, уже будучи пенсионером. В 2004 году стал лауреатом губернаторской премии в номинации «Лучший по профессии» (первый работник дошкольного образования, получивший ее), сторонник куклотерапии как эффективного метода личностного развития ребенка. Куклы, декорации, ширмы все делал своими руками. Писал сценарии. У него было продолжение «Трех поросят» – «Поросята и лиса», «Поросята и медведь».

У меня есть брат Алексей 1968 года рождения. Отслужил срочную службу в группе советских войск в Германии. Жил вместе с родителями в Омутнинске, вместе со своей семьей помогал им. Имеет склонность и хорошие навыки в рисовании.

Учился я в средней школе № 1 г. Омутнинска. Класс был дружный. В этом большую роль сыграла наш классный руководитель Новикова Нина Серафимовна. Она научила нас уважать свою страну, своих педагогов, товарищей по школе и старших, и младших. Как все, были пионерами и комсомольцами. Как и все, собирали металлолом, макулатуру, занимались общественной работой. Наш пионерский отряд класса носил имя Героя Советского Союза Петра Егоровича Русских. Летом, в каникулы, работали в совхозах, лесхозах города. Гребли сено, сажали саженцы на вырубках, зарабатывали свои первые трудовые деньги. Были друзья Саня Варанкин, Серега Устинов, Вовка Щенников, Вовка Рябов, Серега Уткин, с которыми играли в баскетбол, причем в то время, когда спортзал был свободен от уроков. А это, как правило, глубоким вечером. В 10-м классе даже выиграли первенство города только своим классом, выступая за школу.

Было и главное увлечение – хоккей с шайбой. Кумир – Владислав Александрович Третьяк. Сезон начинался в сентябре – бегали кроссы, играли в футбол, занимались общефизической подготовкой. На ноябрьские праздники утоптанную хоккейную коробку заливали, создавали ледяную корку. А потом заливали лед. И все это своими руками, без всякой техники под руководством нашего тренера Осипенко Федора Григорьевича. Он был тренером заводской футбольной команды «Металлург». А зимой он занимался нами, пацанами. Играли на первенство области командами по возрастным группам. В стране жил замечательный турнир «Золотая шайба». Приходишь на тренировку, чистишь коробку, заливаешь лед, и только потом начинается тренировка. По субботам игры на первенство области. Или дома по той же схеме – чистишь, заливаешь, играешь – или на выезде. На выезде – это значит общий вагон поезда, 8 часов в пути до областного центра г. Кирова, а потом на автобусе до коробки соперников. И, что характерно, форма, переезды, а еще и талоны на питание давало наше славное государство. Еще раз спасибо большое нашему тренеру Федору Григорьевичу за его выдержку, трудолюбие и энтузиазм. С большой любовью вспоминаю своих товарищей по команде и друзей Василия Ворончихина, Вову Кротова, Саню Грозного, Андрея Смышляева, Юру Кротова, Серегу Орлова… Отыграл я в хоккей с 6-го класса до самого поступления в военное училище. И последнюю игру сыграл я всухую на первенство нашего завода за мартеновский цех.

Еще до окончания школы стал задумываться, что делать дальше. Понимал, что Владислава Третьяка из меня не получилось. К 10-му классу уже определился, что буду военным. Почему? Наверно, потому что всю жизнь знал и гордился тем, что мой дед Карманов Иван Филиппович ушел добровольцем на войну защищать свою Родину, свою семью, а значит, и меня. Мне его, общения с ним всю жизнь не хватало. Однако куда окончательно поступать, не выбрал. В результате первая попытка поступить в военное училище была в 1980 году в Гореловское высшее военно-политическое училище ПВО. Так получилось, что мне там не понравилось. Понял – не мое. Вовка Щенников поступил в Уссурийское военно-автомобильное училище, Вовка Рябов – в Иркутское высшее военно-авиационное инженерное училище, Юра Кротов и Серега Орлов в Томское высшее военное командное училище связи. Васю Ворончихина призвали служить в погранвойска, Серегу Уткина – на Черноморский флот. Саня Варанкин прошел Афганистан.

Вернулся домой в свой родной город – город металлургов – и поступил в техническое училище № 12 при Омутнинском металлургическом заводе на специальность подручный сталевара. Учились полгода в классах, а потом практика и работа на заводе в мартеновском цеху. Там, где как в преисподней горит всепобеждающий огонь, кипит металл, тлеет одежда и обувь, где из металлолома, шихты рождается инструментальная сталь… Процесс производства металла в мартеновских печах непрерывный, а это значит работу по сменам. За полгода прошел почти весь процесс производства металла для рядового рабочего. Работал у печи третьим, иногда вторым и даже первым подручным сталевара (один или два раза). Работал на «канаве», там, где из большего ковша разливают жидкий горячий металл в изложницы, где ботинки на ногах горят. Бывали такие тяжелые смены, после которых спал почти сутки. Работа была тяжелая, но приносила моральное удовлетворение. Я «варил сталь…» (принимал участие). В душе звучала музыка:

«Прекрасен лес и поле, и цветы,

Песчаный плес и лодка у причала,

Но в мире нет прекрасней красоты,

Но в мире нет прекрасней красоты,

Чем красота горячего металла!»

Да, в моей жизни был горячий металл, был «огонь», который всегда со мной.

По волнам памяти, изображение №13

В 1981 году я стал курсантом гидрографического факультета Высшего военно-морского ордена Ленина Краснознаменного ордена Ушакова 1 степени училища имени М. В. Фрунзе. Это не просто высшее военно-морское училище – это первое светское учебное учреждение России, ведущее свою историю от Школы математических и навигацких наук, учрежденной в Сухаревой башне г. Москвы в 1701 году. В Российской империи это кастовое учебное заведение. В Советском Союзе это главная кузница кадров советского океанского, атомного, ракетного ВМФ. С первых дней, с лагеря абитуриентов в Зеленой Роще на берегу Финского залива понравилось все – и обстановка, и товарищи по поступлению, и курсанты, и офицеры, которые обеспечивали организацию сдачи вступительных экзаменов.

По волнам памяти, изображение №14

В конце августа, пройдя курс молодого бойца, впервые вступили в легендарные стены на набережной лейтенанта Шмидта, 17. Началась учеба. Но учили нас не только военным наукам. Учили учиться, служить, жить в коллективе, решать коллективом и самостоятельно поставленные задачи, нести дежурно-вахтенную службу и организовывать ее, нести караульную службу, любить и уважать свое училище, его преподавателей, наш славный Военно-морской флот. Мы пришли не на пустое место, нас окружали стены, в которых выросли прославленные адмиралы, мореплаватели, ученые, деятели культуры, георгиевские кавалеры, Герои Советского Союза и Герои труда. Я горжусь, что учился в нашем прославленном училище. За время учебы два года был старшиной класса (1-й и 2-й курсы), секретарем комсомольской организации класса (3-й курс), старшиной роты на младшем 2-м курсе (4-й курс).

Мое море – Ладога

32 ОТДЕЛЬНЫЙ ДИВИЗИОН СУДОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ

(период 1986–2012 года)

По волнам памяти, изображение №19

23 августа 1986 года старейшее военно-морское учебное заведение страны, бывший Морской корпус, тогда еще ВВМКУ им М. В. Фрунзе, выпустило в свободное плавание свой 63-й за советское время выпуск офицеров.

В торжественной обстановке в Зале Революции нам зачитали приказ о производстве в офицеры, вручили погоны, дипломы и кортики. Мы, взволнованные и радостные, шли, да нет, летели по залам и коридорам училища – Картинная галерея, Адмиральский коридор, Галерея героев и, наконец, Компасный зал, где по старой училищной традиции сорвали с себя курсовки и курсантские погоны и бросили их, как на алтарь, в картушку компаса…

А со стен на нас смотрели и радовались вместе с нами адмиралы, флотоводцы, художники и писатели, Герои Советского Союза и Социалистического Труда – выпускники, прославившие нашу Родину, свой Морской корпус и родное училище: Федор Федорович Ушаков и Дмитрий Николаевич Сенявин, Иван Федорович Крузенштерн и Михаил Петрович Лазарев, Павел Степанович Нахимов и Владимир Алексеевич Корнилов, художники Василий Васильевич Верещагин и Алексей Петрович Боголюбов, писатель Константин Михайлович Станюкович и академик Алексей Николаевич Крылов, Николай Герасимович Кузнецов и Сергей Георгиевич Горшков, всех не перечислишь. Великое множество людей неравнодушных и преданных своему делу, чей жизненный пример еще долгие годы будет вдохновлять все новых и новых мальчишек стать офицерами российского Военно-морского флота.

Я стал офицером. Не просто офицером, а офицером-гидрографом, составителем морских карт и «писателем» водной стихии, впереди были моря и океаны. Конечно, было чувство гордости и радости. Впереди была целая жизнь. Как сказал прославленный адмирал и флотоводец П. С. Нахимов: «У моряка нет трудного или легкого пути. Есть один – славный путь».

Единственное, что смущало – я распределялся не на флот, а в 12-е Главное управление министерства обороны. Что это за «зверь», я, естественно, почти не знал, чем предстоит заниматься – не догадывался. За распределением необходимо было явиться в штаб Главного управления в Москву на улицу дважды Героя Советского Союза летчика Грицевца. Где и получил предписание – прибыть в войсковую часть 99795, государственный испытательный полигон, который размещался в Ленинградской области в городе Приозерске на Ладожском озере, для службы в отдельном дивизионе судов обеспечения.

– А с должностью – с должностью определитесь на месте с командованием дивизиона, – напутствовал начальник отдела кадров Главного управления.

На дивизион были распределены еще два выпускника со штурманского факультета. К месту службы мы прибыли в разное время. Костя Семенов прибыл раньше времени и взял отпуск по личным обстоятельствам для оформления своих семейных отношений. Так получилось, что первого офицерского отпуска для решения этих проблем не хватило. Его назначили на должность старшего помощника командира опытового судна ОС-322. Последним приехал Мишка Бондаренко и был назначен на должность дивизионного штурмана-связиста…

2 октября на контрольно-пропускном пункте (КПП-1) части меня встретил командир дивизиона капитан 2-го ранга Михальчук Николай Петрович, с первых минут знакомства располагавший к себе человек с огромным опытом службы, с доброй хитрецой в глазах. На уазике начальника штаба полигона он привез меня к месту службы, в залив Рыбный, и вкратце познакомил с дивизионом, после чего передал в руки начальника штаба дивизиона капитана 3-го ранга Романова Александра Петровича. С ним мы уже были накоротке знакомы. Он приезжал в училище перед выпуском, чтобы познакомиться с будущими подчиненными и составить о нас какое-то впечатление. Александр Петрович познакомил меня с организацией дивизиона, рассказал о составе судов и катеров, о задачах, которые решает дивизион в целом, суда и катера в отдельности, познакомил с дивизионным инженером-механиком капитаном 3-го ранга Степановым Вячеславом Георгиевичем, заместителем командира дивизиона по политчасти майором Репиным Сергеем Александровичем.

По волнам памяти, изображение №20

Знакомство с дивизионом продолжилось на пирсе, у которого стоял почти весь корабельный состав за исключением флагмана – опытового судна «ОС-322», морского тральщика проекта 254, самой крупной единицы дивизиона, находившегося на плановом ремонте в городе Ломоносове. Командовал им старший лейтенант, а затем капитан-лейтенант Иванов Игорь. Мир тесен. Его я помню еще по училищу. Я – молодой курсант-первокурсник, а он «пятак», личность на факультете известная.

Обойдя все суда и катера, подошли к морскому буксиру МБ-81 (проекта 730), судну уникальному, с котлом и паровой машиной. Даже в то время таких раритетов оставалось не так много. В основном они уже были отопителями – стояли на приколе и работали котельными в местах базирования. За наличие парового котла и мощной дымовой трубы буксиры этого проекта ласково называли Рюриками. Наш Рюрик служил на ладожском полигоне с самого его основания, с 1953 года. На буксире мы обошли котельное, машинное отделения, все жилые помещения, а в кают-компании познакомились с мичманами буксира. Обязанности командира исполнял командир электромеханической боевой части старший мичман Мачух Николай Иванович, человек серьезный и обстоятельный, грамотный механик и, как выяснилось позже, хороший помощник в организации службы на корабле и человек, обладающий хорошим чувством юмора. Старшина команды котельных машинистов мичман Словохотов Николай, хороший специалист, исполнительный и трудолюбивый, но замкнутый и малообщительный. Старшим боцманом был мичман Кесарев Костя, никогда не унывающий, всегда готовый прийти на помощь, иногда даже в ущерб своим обязанностям. Все мичмана буксира, и Николай Иванович Мачуха, и Костя Кесарев, и Коля Словохотов, в свое время отслужили срочную службу на дивизионе, и им отлично были известны традиции и повадки в матросской среде, поэтому они хорошо знали обстановку в экипаже и умело влияли на своих подчиненных, каждый по-своему. Личного состава срочной службы было двадцать пять человек. И все вместе это был хороший экипаж, способный выполнять задачи командования в любой обстановке.

Когда заходили на буксир и так подробно с ним знакомились, я понял – это «ж-ж-ж» неспроста, не зря буксир был последним пунктом в знакомстве с дивизионом. Прощайте, моря и океаны, прощайте, «белые пароходы» – океанографические и гидрографические суда, прощай, гидрография – мой капитанский мостик здесь, на Ладоге, на Рюрике, на паровом морском буксире…

Первая неделя заканчивалась, прием дел и должности шел своим чередом, я осваивался на новом месте, заселился в номер в офицерском общежитии, который выделили нам с Мишкой Бондаренко на двоих. В выходные дни сходил в «культпоход», прошелся по городу, посетил крепость Корелу. Сразу же вспомнил, как в детстве завидовал героям книги и снятого по ней фильма «Старая крепость». Теперь я сам служу в городе древнем, городе славном, покрытом патиной веков, со своей крепостью! Круто.

По волнам памяти, изображение №21

На следующей неделе надлежало исполнить одну из главных задач каждого военнослужащего, прибывшего к новому месту службы – представиться командиру войсковой части. В моем случае командиру войсковой части 99795, начальнику государственного научно-испытательного полигона. Конечно, командование дивизиона готовило меня к этому мероприятию, рассказали, что это за человек. Контр-адмирал Оленин Ростислав Михайлович – потомственный офицер, дворянин, военный ученый, требовательный командир, и первое впечатление обо мне, конечно, будет иметь большое значение в дальнейшей службе.

Совсем не удивительно, что начальник полигона был не первым адмиралом, с которым предстояло встретиться и беседовать, но ведь не каждый день лейтенант беседует с контр-адмиралом. У адмирала лейтенантов – как тараканов в тумбочке нашего офицерского общежития, каждый год до десяти человек в разные подразделения полигона прибывают. А у лейтенанта на полигоне только один Адмирал – начальник полигона – и бог, и царь, и воинский начальник.

В назначенное время в парадной форме одежды, с кортиком у бедра прибыл в штаб войсковой части 99795. В приемной уже был сухопутный старший лейтенант в парадной форме с той же целью – представление командиру полигона. Женька Пярксон прибыл для дальнейшего прохождения службы в научные подразделения полигона. Появился самый «громкий» начальник отдела кадров полигона подполковник Радионов А.П., проинструктировал нас, и первым представляться пошел Женька, пробыв в кабинете командира не более 15 минут.

– Товарищ контр-адмирал, лейтенант Карманов, представляюсь по случаю назначения на должность командира морского буксира отдельного дивизиона судов обеспечения, – отрапортовал я, войдя в кабинет, также как и многие лейтенанты, и до меня и после.

– Здравствуйте, товарищ лейтенант, – ответил командир и жестом пригласил сесть за стол, – как устроились на новом месте, какие есть проблемы и расскажите немного о себе?

Командир, внимательно оценил меня взглядом и раскрыл мое личное дело.

Биографии молодых лейтенантов, как правило, коротки, и похожи особенно в начале службы, но тем не менее. Родился в маленьком городке Омутнинске Кировской области, занимался спортом, окончил школу в 1980 олимпийском году. С первого раза в военное училище не поступил, учился и работал на Омутнинском металлургическом заводе в мартеновском цеху подручным сталевара – «варил сталь, как кофе». С 1981 г. учился в самом лучшем военно-морском училище страны, на самом лучшем гидрографическом факультете. Женат, жена Анна. Дочери четыре месяца и, если бы выпуск состоялся, как в прошлом, 1985 году, 23 июня, то Надежда родилась бы в день выпуска.

Еще поговорили об училище. Адмирал рассказал, что и он начинал учиться в училище Фрунзе, и дед, и отец, и дядя его выпускники еще Морского кадетского корпуса, участники Первой мировой войны, а дядя еще и Великой Отечественной. А вот сын его Михаил предпочел училище подводного плавания имени Ленинского комсомола и уже служит офицером-подводником на Северном флоте.

В ходе беседы выяснилось, что Ростислав Михайлович естественно любит Флот очень хорошо знает историю Флота и неравнодушен к его будущему. А в 12-м Главном управлении Флот – это отдельный дивизион судов обеспечения на Ладожском озере. И весь личный состав дивизиона, его суда и катера должны соответствовать требованиям Корабельного устава ВМФ, высокому званию военного моряка, нести высоко Военно-морской флаг Родины.

Первое впечатление от встречи, конечно же, было шикарное. Настоящий Адмирал. И внешний вид, и содержание соответствуют. Чувствуется, что за плечами у командира огромный личный опыт службы, твердый характер и отменное воспитание. Цельный, высококвалифицированный, требовательный и строгий командир, специалист и в то же время старший товарищ. На тот момент, я и думать не мог, что десятилетия спустя мы вместе с Ростиславом Михайловичем на основе общего увлечения историей флота совместно напишем книгу о флагах флота Петра Великого «От первого корабля до первого устава». Это был главный труд, над которым мы совместно работали.

В общем, знакомство состоялось. И, конечно же, ничего не предвещало, что это знакомство перерастет в совместное многолетнее творчество в будущем. У начальника полигона и командира морского буксира точек соприкосновения почти нет. У меня был свой командир – командир дивизиона капитан 2-го ранга Михальчук Н.П. и начальник штаба капитан 3-го ранга Романов А.П., и именно они ставили мне задачи, требовали их выполнения точно и в срок, учили быть офицером и командиром. А начальника полигона я видел только на совещаниях военнослужащих, торжественных собраниях и построениях всех подразделений полигона…

Два года я прослужил командиром морского буксира. Они были трудными, но прошли не напрасно. Гидрография долго не отпускала. Появилось даже какое то чувство неполноценности. С однокашниками старался не встречаться. Они служили на морях и океанах, «описывали воды» по всему земному шару, а я? Я служил на паровом буксире, с огромной трубой и паровой же машиной, которая работала так тихо, что дежурный по дивизиону не всегда замечал, что буксир прибыл с озера и ошвартовался у пирса. Но л/состав и повседневные будни, командиры и начальники неумолимо разворачивают лицом к службе. К тому же уже в ноябре месяце получил однокомнатную квартиру в новостройке. В ударном темпе ввел ее в строй. И Новый 1997 год встречал уже со своей «огромной» семьей – женой Анной и дочей Надеждой. И хотя впереди в стране были сплошные перемены, и как правило, всегда не в лучшую сторону, а периодически даже развал, мы были молоды и всегда верили в то, что ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО, и все зависит только от нас.

По волнам памяти, изображение №22

На дивизионе служба шла своим чередом. Экипаж морского буксира, как это было принято в то время, соревновался с экипажем опытового судна ОС-322. Соревновались, как положено во всем, в выполнении распорядка дня, несении ДВС, поддержанию внутреннего порядка, состоянии воинской дисциплины, организации и результатах боевой и политической подготовки. И в принципе, экипаж морского буксира был хорошим соперником. Как правило, и ОС и буксир выходили в озеро в тех условиях, когда большие и малые катера части уже не могли выполнять стоящие перед дивизионом задачи по различным причинам – сложные погодные условия, ледовая обстановка, или необходимость в привлечении большого количества л/состава для выполнения работ на островных площадках. Работы, конечно же, хватало всем. Экипаж ОС ремонтировал пирс на острове Хейнясенмаа, перевозил большое количество людей на островные площадки, а иногда и на о. Валаам. Именно на нем, на «ОС-322» я впервые побывал на О. Валааме (году в 1990-м). Ну как побывал, исполняя обязанности командира судна, стоял на якоре у Никольского скита пока офицеры и мичманы в/части 99795 вместе с семьями знакомились с достопримечательностями острова. Экипаж морского буксира ремонтировал пирс на о. Бурнев, а в зимнее время отапливал паром все суда и катера стоящие у пирса. Оба неоднократно были замечены в обеспечении выходов общества охотников и рыбаков в/части 99795 в Карелию. И эти выходы были всегда в выходные дни.

Хочется сказать еще и о личном составе срочной службы. В то время они, как положено, в ВМФ служили 3 года. И в основной массе относились к своим судам и катерам как к дому, к своему родному дому. Хотя были и редкие исключения. В дивизион молодое пополнение приходило один раз в год – осенью. Призыв на военную службу был экстерриториальный. Когда я пришел на буксир старший призыв был с Украины из Одесской области, и они готовился к увольнению в запас. Это были практически мои ровесники. Некоторых из них я помню до сих пор. Александр Заневский, командир отделения машинистов, его обнаружили спящим в машинном отделении во время моего первого посещения буксира с Романовым Александром Петровичем. Генка Василишин, командир отделения рулевых-сигнальщиков. Сергей Крайтор – командир котельных машинистов. Следующий призыв был тоже с Украины – из Крыма. Саня Волик, Женя Настаченко, Витя Науменко, Сергей Кривко… Из этого призыва остались на сверхсрочную службу в дивизионе Литвин Анатолий, Шпарик Сергей и Осипенко Виталий. Младшим призывом был призыв ноября 1985 г. Андрей Курячий, Ромка Готовщиц, Генка Планида, Сергей Арсланов…

В ноябре 1986 г. пришел новый призыв. Курс молодого бойца по традиции был на дивизионе. Часть л/состава, тоже по традиции, был отправлен в учебный отряд в славный город Кронштадт, где готовили котельных машинистов для нашего буксира. На буксир пришли Саня Гриценко, Коля Головко, Вовка Лисица, Федя Сыстеров и котельные машинисты Боровец и Бурмай. Это был призыв с Харьковской области Украинской ССР.

В 1988 г. вахту кока на буксире от Гены Гриценко принял матрос Лисица. Как и все предыдущие коки, в общей массе раньше дома он жарил только яичницу. На день дивизиона традиционно уха из рыб залива Рыбный. Уверив боцмана мичмана Кесарева, в том, что это элементарно и с этим он справиться с блеском, матрос Лисица с энтузиазмом приступил к творчеству. Наступил обед. Лисица, довольный собой приносит в кают-кампанию кастрюлю со своим «шедевром». Ставит на стол и с чувством собственного достоинства начинает разливать по тарелкам. А в тарелках с ухой, на поверхности в жирных «лужах» плавают, как маленькие буксирчики – свиные шкварки?

– Лисица, это что?

– Товарищ командир, когда уха уже была готова, я решил, что она какая-то уж слишком постная получилась. Вот я и решил для вкуса добавить шкварок.

Вот такая уха по-днепропетровски.

Самое главное, что я приобрел на командирском мостике морского буксира – я стал офицером, стал командиром. Вручение лейтенантских погон не делает курсанта офицером. Курсант – пацан, он еще долго сидит внутри каждого офицера, затягивая переходный период в становлении офицера. А офицер – командир, он отвечает не только за себя «любимого», но и за свой л/состав, содержание и боевую готовность своего судна, за выполнение поставленных экипажу задач.

В 1988 г., по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, уволился в запас командир дивизиона капитан 2-го ранга Михальчук Н.П. На командирский мостик дивизиона заступил капитан 3-го ранга Романов Александр Петрович. Я был назначен начальником штаба дивизиона.

Для Александра Петровича ситуация сложилась сложная. Очень хороший, требовательный, принципиальный командир, большой практик, не любивший сидеть в кабинете, откровенный и прямой человек оказался с очень молодым офицерским составом. Самый старший – замполит майор Макуха С.А., остальные старшие лейтенанты и лейтенанты. И если Мишка Бондаренко уже два года был офицером штаба, дивизионным штурманом-связистом, то нам с Саней Семеновым, назначенным на должность дивизионного инженера-механика, еще необходимо было осваивать свои должности, чтобы стать надежными помощниками командиру. С Александром Петровичем училось легко. Его основной принцип – «делай как я» действовал без сбоев. Приходилось по старой памяти ходить на моем любимом пароходе – морском буксире «МБ-81», осваивать замечательный корабль, почти с классической организацией службы, опытовое судно «ОС-322», рожденное морским тральщиком и имевшее богатейшую биографию, другие катера дивизиона – катер-торпедолов «ТЛ-83», опытовый катер «ОК-1323».

Конечно же, обязанности начальника штаба дивизиона не ограничивались способностью управлять судами и катерами дивизиона – главным все же было организация дежурно-вахтенной службы, боевой подготовки, поддержание правопорядка и твердой воинской дисциплины, внутреннего порядка на судах и катерах, в подразделениях дивизиона.

Еще один важный момент, на который обратил внимание Александр Петрович, молодого начальника штаба:

– На совещаниях до нас доводят много серьезных документов о наведении твердого уставного порядка, железной воинской дисциплины, об этом нам постоянно напоминают и требуют наши начальники – «жесткой рукой, невзирая на чины и заслуги»… Но вернувшись в дивизион нужно помнить, что главное это наши командиры, суда и катера, экипажи с которыми мы поставленные дивизиону задачи и будем выполнять и в базе, и в озере. Можно конечно и шашкой махать, и с плеча рубить,… вплоть до увольнения из ВС но других подчиненных – золотых и суперграмотных у нас не будет. Они будут такими, какими мы их подготовим, научим, обучим и воспитаем. На КПП очереди нет. Раз уж они пришли к нам, то готовы к тому, что служба будет на судах (катерах), с л/составом, и они готовы выполнять свои обязанности, нести все тяжести военно-морской службы. Только их в этом желании надо поддержать – обучить, научить, воспитать и требовать выполнять свои обязанности, помогать и требовать. Замечать не только недостатки, но и положительное в их работе, пусть, в некоторых случаях и совсем маленькое, незначительное. Всю службу я руководствовался этим принципом: Научил, требуй выполнения, не научил – делай сам.

Справедливость этих слов за время службы подтверждалось неоднократно. Особенно тяжело было в моменты смены поколений. Когда увольнялись в запас, выслужившие установленный срок службы. А приходили, как правило, молодые пацаны, отслужившие срочную службу, и не нашедшие себя в гражданской жизни. Или состоявшиеся в целом люди, но из других войсковых частей, в том числе и из совсем другой сферы деятельности. Не всегда, конечно, это были лучшие из лучших. Их постоянно приходилось поддерживать в их желании служить в ВС, в нашем маленьком военно-морском флоте – нашем отдельном дивизионе и стремиться соответствовать установленному уровню подготовки и организации. Были среди них и такие, с которыми, в конце концов, приходилось расстаться. Но в целом, работа с постоянным составом была результативной. А в рядах постоянного состава всегда были бывшие матросы, отслужившие срочную службу (службу по призыву) на судах и катерах дивизиона: Гетман А.Г., Губанов М.В., Котляров А.В., Макуха И.С., Суховерхов И.С., Титовский А.В., Ткаченко А.А. Дивизион свои задачи по предназначению в целом выполнял, как значилось в уставе «точно и в срок». Стремились поставить дело так, что бы задержек, а тем более отмены выходов на обеспечение основной деятельности в/части 99795 по вине л/состава, техники дивизиона не было.

Летом 1990 г. началась подготовка к работам по реабилитации островов Западного архипелага, а в 1991 г. непосредственно приступили к решению поставленных задач. Подъемом с грунта опытового судна «Кит» занималась специально сформированная экспедиция ЛенВМБ. В ее состав входило 17 судов и катеров, транспортный плавдок ТПД-9. 28 мая 1991 г. завершилось развертывание временного пункту базирования экспедиции у острова Хейнясенмаа. 14 июня ОС «Кит» подняли понтонами над грунтом. 19 июля – сняли с мели, а 20 июля поставили в док. 5 августа началась буксировка плавдока с ОС «Кит» на архипелаг Новая Земля. 19 августа 1991 г. ОС «Кит» поставлено на место длительного хранения рядом с затопленным после испытаниий ядерного оружия гвардейским эсминцем «Гремящий» (проекта 7) в губе Черная.

Работа же нашего дивизиона заключалась в обеспечении развертывания и деятельности временного гарнизона на острове Хейнясенмаа, позднее на острове Меккерике, в состав которого были включены специалисты 195 отдельного отряда специального назначения (в/часть 71265), которые непосредственно занимались очисткой островов от радиоактивных отходов. Основную работу выполняли наши десантники МТБ-247200 (командир ст. мичман Никандров В.Ф.) и МТБ-248200 (ст. мичман Любченко В.М.), которые занимались доставкой л/состава, техники, имущества, в том числе и на необорудованные побережья островов Западного архипелага, а на завершающем этапе вывозили контейнеры с радиоактивными отходами на материк. Доставкой л/состава рабочих групп на острова и обеспечением их деятельности занимались опытовое судно ОС-322 (командир ст. лейтенант Семенкович Е.Г.), рпытовые катера ОК-1323 (командир мичман Грашин А.В.), ОК-1744 (командир мичман Зверков С.В.). Руководство части и представителей главного управления и других ведомств доставляли катер-торпедолов ТЛ-83 (командир ст. мичман Новиков А.П.) и катер связи КСВ-1928 (командир мичман Литвин А.И.). Морской буксир МБ-81 занимался выпариванием цистерн на танкерах ТНТ-25 и МТНТ-603 ЛенВМБ, в которые откачивались ЖРО для их последующей очистки на ионообменной установке и установке по очистке от органических примесей и нефтепродуктов.

Работы по реабилитации островов завершились глубокой осенью 1991 г.

Постепенно, погружаясь в повседневную жизнедеятельность части, становилось ясно, что дивизион, как военно-морская организация, по сути своей, была инородным телом внутри в целом сухопутной организации – в/части 99795. Ведь большинство офицеров части, как и всего Главного управления, были выпускниками сухопутных военных училищ, и становление большинства из них как офицеров проходило в войсках мало связанных или совсем не связанных с ВМФ. Такова уж специфика Главного управления. А тут у них еще и свой Корабельный устав ВМФ. А все основные предметы боевой подготовки в ВМФ объединены под «крамольным» названием – общая подготовка. И редко кто мог понять, а тем более принять, что главное в дивизионе – подготовка судов и катеров, л/состава к выполнению задач по предназначению и в озере и у пирса, и при проведения заводских ремонтов. А все остальное – общая подготовка, а не цель боевой подготовки. Грош цена отличному строевику и стрелку, выполняющему нормативы по ФП на отлично, у которого на судне (катере) заведование заросло мхом и ржавчиной, а ТС и механизмы не работают. И мудрость руководства дивизиона сводилась к поиску золотой середины, где суда и катера, л/состав готовы по предназначению и по предметам боевой подготовки в целом порядок.

По волнам памяти, изображение №38

А в целом дивизион был пасынком. Пасынком для полигона, где с нами считались только во время навигации, а в остальное время наших проблем старались не замечать. Вам надо вы и решайте. И естественно пасынком для ВМФ, в лице Лен ВМБ. Пытаясь решать какие либо специфические морские вопросы зачастую приходилось слышать в ответ:

– У вас есть свое руководство, вот с ними и решайте все вопросы.

Правда, иногда, такое отношение было даже на пользу делу. Появилась большая оперативность в решении вопросов планирования работы дивизиона. Если в конце 1980-х, в 1990-е годы в оперативном плане мы замыкались на 824 научно-испытательный центр ВМФ (б. Владимировскую). Подавали туда в план работ выхода наших судов и катеров для обеспечения основной деятельности полигона, то по мере затухания деятельности 824 НИЦ и реорганизации его в 45 испытательный отдел 21 ГЦМП МО РФ в 1998 г. мы приобрели некую самостоятельность. В планы работы ЛенВМБ мы включались только при переходах в Ленинград (Санкт-Петербург), Кронштадт, Ломоносов и обратно (ремонт – из ремонта, для решения других задач). Неизменным оставалось одно. Раз в год каждое судно, катер должны быть проверены Инспекцией по безопасности мореплавания ЛенВМБ. И это была серьезная проверка на профессиональную подготовку.

Менялось командование в/части 99795, командиры и начальники штабов, но нет-нет да на совещании, на подведении итогов звучали фразы, о которых рассказывали еще и Михальчук Н.П. и Романов А.П.:

– На прошедшей неделе в роте охраны при приеме сдаче дежурства дежурным по роте оружие передается по количеству, номера не сверяются, комплектность не проверяется; в команде обеспечения на свинарнике л/состав после отбоя в казарму не спешит – жарит картошку; а водитель дежурной машины из города привез водку!!! А на дивизионе – там вообще бардак. Дежурный по МТБ-247200 на развод вышел не стриженный, в мятой рабочей одежде!…

И никому не интересно, что матросов на МТБ всего 8 человек, и он – дежурный по МТБ-247200, старший моторист, уже третий день подряд вместе со своим судном принимает участие в разворачивании (эвакуации) гарнизона с о. Хейнясенмаа (о. Бурнев). И сегодня он заступает в наряд после двух ходок на острова. Но это, как говориться, лирика. Конечно же, и у нас на дивизионе были проблемы, мы же жили не в вакууме. К нам приходили те же самые призывники, которые приходили и в другие подразделения в/части 99795. А мандатные комиссии по распределению молодого пополнения после курса молодого бойца были всегда горячими. Каждый руководитель пытался получить тот л/состав, который был отобран на курсе молодого бойца, обосновать свой выбор или наоборот обосновать по каким причинам тот или иной военнослужащий не должен попасть в твое подразделение. И если в 1980-90-е года командование обращало внимание на комплектование дивизиона более подготовленным, образованным л/составом, то в более позднее время внимания на это обращали все меньше и меньше. И в 2000-х годах у нас был л/состав с неполным средним образованием от 30 до 50% от общего списка. Но, что делать – время было такое. И это была не только наша проблема. Такой контингент призывался в ВС.

Опыт дело наживное. С каждым годом его, конечно же, добавлялось. Но проще не становилось. Менялась страна, менялись наши ВС, а вместе с ними менялись люди. Казалось бы, давно уже можно привыкнут к тем событиям, которые случаются в маленьком коллективе, который из года в год выполняет одни и те же задачи. Иногда даже возникало чувство «дежа вю». Что все это уже было, с той разницей, что участвовали в этих событиях другие люди, но это уже в твоей службе было. Проснешься порой ночью от «звонка». Лежишь и думаешь: а звонили в дверь? Или это был телефонный звонок? Успокаиваешь себя мыслью – ну если звонили, то сейчас обязательно перезвонят. Лежишь, ждешь, и уснуть уже не получается. Все думаешь все ли у тебя там, на дивизионе, на судах и катерах в порядке. Засыпаешь только под звонок будильника… и на службу. А там «любимый» л/состав, где с постоянным составом (офицерами и мичманами) нисколько не проще чем с л/составом срочной службы (по призыву).

За все время существования структура дивизиона претерпела значительные изменения. Списывались старые суда и катера, получались новые. Менялись штаты. Самые серьезные изменения претерпели наши «тыловые структуры», которых в штате у нас не было. Камбуза, где пищу готовили судовые коки, были почти на всех судах и катерах. Питались в кают-кампаниях и кубриках. Только экипажи малых катеров принимали пищу на береговом камбузе. Причем этот камбуз был нештатным. В 1993 г. в штат части был включен штат столовой л/состава с начальником столовой, коками и даже коком-инструктором. Конечно, стало лучше и проще контролировать приготовление пищи и организацию питания. А камбуза на судах и катерах продолжали действовать только на выходах в озеро, в ремонте. В 2010 г. пришла новая напасть – «Славянка». Теперь она отвечала за приготовление пищи. А командование продолжало отвечать за доведение положенных норм до подчиненных. И если по месту базирования «Славянка» еще как-то могла согласиться и пойти на встречу, что суда и катера должны выходить в озеро и л/состав надо кормить, то с организацией питания в ремонте был полный бардак. И решить эту проблему было просто не возможно. Последний ремонт в 2011 г. проходили на Базе флота на Малой Неве на Петровским острове. Питаться экипажам приходилось ходить в Академию имени Можайского. Это час туда и час обратно. Три приема пищи. Итого 6 часов. А еще надо нести вахту на судах и катерах, выполнять какие-то ремонтные работы, поддерживать порядок. И никому, ничего не докажешь. Все разводят руками… Выдать продукты на катера так никто и не решился.

Самым сложным вопросом, который не возможно было решить на дивизионном уровне, был вопрос организации текущего и докового ремонтов. Суда и катера, техника взрослела, старела и от этого не становилась лучше. Периодически возникали проблемы, да и по всем руководящим документам каждое судно, катер примерно 1 раз в три года должны проходить текущий и доковый ремонты на заводе. А к середине 1990-х этот вопрос стал клином. Из-за отсутствия финансирования пришлось поставить к стенке, выслужившие установленные сроки службы суда и катера, не прошедшие за отсутствием финансирования ремонты: ОС-322, МБ-81, МТБ-247200 и МТБ-248200, ОК-1744, ТЛ-83, РВК-284, РК-363, ТЛ-132,… В строю остались только малые, рейдовые катера – «карманный флот», которым тоже был необходим заводской ремонт.

Другой не менее сложный вопрос – вопрос замена судового, катерного состава дивизиона. Этот вопрос решался постоянно и при Николае Петровиче Михальчуке и при Александре Петровиче Романове. С 1987 по 1994 годы в составе дивизиона появились катера проекта 1415 в различном исполнении (рейдовый, гидрографический, два водолазных) и десантный катер проекта 11760. Замена была, конечно, не равноценная, но это была замена. А в 2009 и 2010 годах в состав дивизиона от судостроительных заводов «Северная верфь» (г. Санкт-Петербург) и «Волга» (г. Нижний Новгород) были приняты катер связи «Серафим Саровский» и два десантных катера типа Серна.

Нужно отметить, что замена судов и катеров, выделение денежных средств на ремонт, без включения этих вопросов в Гособорнзаказ были бы невозможны без участия командования Главного управления. Необходимо сказать большое спасибо руководству Главного управления генерал-полковнику Маслину, генерал-полковнику Валынкину И.Н., генерал-полковнику Верховцеву В.Н., генерал-лейтенанту Рогожину А.В. за их участие в судьбе дивизиона. В Главном управлении, в службе авиационного и морского обеспечения (в разное время эта служба называлась по разному), даже назначались офицеры, которые «курировали» вопросы жизнедеятельности дивизиона. Капитан 2 ранга Кулемин А., капитан 2 ранга Кудрявцев С.П., капитан 1 ранга Сараев С.М. это те люди, которым необходимо сказать большое спасибо за помощь и внимание к проблемам дивизиона.

По волнам памяти, изображение №46

За 26 лет службы на дивизионе было все. И хорошее и плохое, и разочарование от неудач, и горечь потерь и удовлетворение от хорошо выполненной работы. Хочу отметить, что у нас всегда был хороший, трудоспособный коллектив офицеров и мичманов. И не смотря на то, что они были все разные по уровню подготовки, образования, воспитания, внутреннему мировосприятию, жизненному укладу, темпераменту их объединяло одно. Они служили на дивизионе, на маленьком военно-морском флоте 12 ГУ МО. Они выполняли общее дело по обеспечению основной деятельности в/части 99795 на акватории Ладожского озера в меру своих сил и способностей. Они готовили и воспитывали свои экипажи, поддерживали суда и катера, их технические средства в рабочем состоянии, водили свои суда и катера, выполняя разнообразные поставленные вышестоящим командованием задачи. Они были одним работоспособным организмом – одной семьей. Спасибо им всем за этот многолетний труд.

По волнам памяти, изображение №47

Так сложилось, что в моей жизни была «ВОДА». Много воды. И она тоже навсегда со мной. Да, я не бороздил моря и океаны, как некоторые мои товарищи. Я не противостоял в открытом океане супостатам. У меня была другая служба. Было много судов и катеров, было много замечательных людей с которыми мы решали большие и маленькие задачи по обеспечению обороноспособности нашей Родины, обеспечению испытаний новых образцов оружия и военной техники, прохождению срочной службы и службы по призыву мальчишками Советского Союза и Российской Федерации.

По волнам памяти, изображение №69

А еще, со школы я очень люблю историю. Началось все с истории про 300 спартанцев и о героях Троянской войны. Позже все больше и больше концентрировался на отечественной истории и истории нашего военно-морского флота. В самые тяжелые времена это давало силу и смысл в повседневной жизнедеятельности и работе с личным составом.

В начале февраля ходили с семьей на гранд-макет России в Санкт-Петербурге. Все понравилось, все замечательно. Все наши просторы, мягко говоря, на одном столе с любовью и уважением, а где-то и с юмором. А еще порадовало, что среди гербов городов нашей необъятной Родины, на стенах огромного зала нашел свой герб – герб моего родного города Омутнинска.

По волнам памяти, изображение №70

И напоследок о семье. Жена Анна Николаевна. Дочь Надежда, зять Сергей, внучка Елизавета – второклассница, внук детсадник Леонид (как царь Спарты). Сын Иван. Я их очень люблю и ценю. Они для меня все. Без них бы ничего не было.

По волнам памяти, изображение №71

Поделиться Сохранить в закладках Ещё81 просмотр4 упоминанияПриозерские ведомости23 фев в 14:59Татьяна ЧумеринаРедактировать

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

редактор
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Приозерские Ведомости
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: