АЛЕНА РЫБАКОВА:СТРАНА С ОТКРЫТЫМ СЕРДЦЕМ, ИЛИ ПРАВДИВЫЙ РАССКАЗ О ПРИКЛЮЧЕНИЯХ РУССКОЙ В АРМЕНИИ (продолжение путешествия)

МУЗЫКА ДОРОГ

Из Еревана в Степанаван автобус ходит два раза в день. Я решила ехать на самом раннем, чтобы вечером вернуться обратно. Но, как это обычно бывает, мы только предполагаем… Я примчалась к автобусу минут за 10 до отправления и очень удивилась, поняв, что уехать я не смогу, маршрутка была полная. Оказывается, билет нужно было покупать заранее или хотя бы забронировать место по телефону. Автобус был готов отъехать, поджидали одного пассажира, у которого было забронировано место в кабине водителя. На мое счастье, пассажир не явился. Я устроилась в кабине рядом с молодой женщиной.

Красивая армянка с шикарной копной блондинистых волос. Мне такое сочетание кажется странным. Зачем красивый черный цвет насильно превращать в неестественно белый? Но, как говорил Уильям наш Шекспир: «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам», поэтому мне только остается констатировать, что в Армении блондинки встречаются нередко. Красивая, яркая Люсинэ оказалась еще и очень милой, общительной женщиной. Она навещала в Ереване сына студента-архитектора и возвращалась домой в Ташир (город в 172 км от Еревана, на дороге Степанаван – Тбилиси. – Прим. ред.). Муж и старший сын Люсинэ работают в Калуге, у них небольшая строительная бригада, в которой, кроме них, еще и несколько таджиков. Дома кормильцы бывают редко, в этом году должны приехать зимой. В Ташире моя попутчица живет с родителями мужа, они очень старенькие, с ними обязательно кто-то должен находиться рядом, поэтому Люсинэ даже в гости в Калугу поехать не может.

Нашу беседу трудно назвать непринужденной. Порой мы спотыкаемся о языковой барьер, но больше всего мешает шум автобуса. Машина очень старая, отчаянно дребезжит, в ней нет кондиционера, часам к десяти нестерпимая жара заставляет открыть окна, и тогда шум ветра совсем прерывает наш разговор. Когда автобус только тронулся, у водителя звучала армянская музыка, но услышав, что мы с Люсинэ говорим на русском, водитель улыбнулся, сделал жест рукой, дескать, сейчас все исправим, и переключил радио на какую-то российскую волну.

Врывающийся в открытое окно ветер плескал белое знамя волос Люсинэ, свистел в ушах и наполнял душу особой музыкой странствий, которая знакома каждому путешественнику. В эту прекрасную мелодию время от времени вплетались обрывки песен: «Владимирский централ – ветер северный», «Дядя Вова, где посадки?..», «Люба, Люба, Любонька, целую тебя в губочки…». Я, мягко говоря, совсем не поклонница такой музыки, но жест гостеприимства был мне приятен и дорог. От столицы до Степанавана около 150 километров, наша маршрутка ехала больше четырех часов. С Люсинэ мы прощались, как давние подруги, она приглашала меня в гости и взяла с меня слово, что как только я еще раз соберусь в Армению, обязательно приеду в Ташир.

Чтобы не повторять утренних ошибок с отъездом, я зашла на автостанцию купить билет на вечерний автобус и узнала, что вечерний рейс сегодня отменили, в Ереван можно уехать на автобусе, который пойдет через два часа. Восемь часов в пути и всего два часа в городе? Маловато будет – решила я и взяла билет на первый рейс следующего дня.

ГОРОД ИМЕНИ РЕВОЛЮЦИОНЕРА

Выйдя из автостанции, я пошла в полном смысле слова – куда глаза глядят. А глядели они у меня на памятник Степану Шаумяну, на широкий бульвар за его спиной и на огромное красное здание кубической формы, в которое этот бульвар «утыкался». Здание своей монументальностью, казалось, не вписывалось в стилистку небольшого провинциального города (население около 24 тысяч человек. – Прим. ред.), но при этом прекрасно сочеталось с величественным и столь же монументальным памятником пламенному революционеру. И не напрасно, потому что красный куб оказался музеем Степана Шаумяна.

Степан Георгиевич Шаумян – армянский революционер и политический деятель. Один из руководителей революционного движения на Кавказе, журналист, литературный критик. Глава кавказских большевиков, с апреля 1918 года председатель Бакинского Совета народных комиссаров. Расстрелян в числе 26 бакинских комиссаров английскими интервентами и эсерами. По историческим данным, похоронен в Баку, где был установлен мемориал 26 комиссарам.

Под крышей огромного современного музейного комплекса, в самом его центре расположился небольшой деревенский дом. Это дом родителей жены Степана Шаумяна, который в 1934 году стал домом-музеем революционера. – Будучи студентом Тбилисского реального училища, летом 1895 года по приглашению своего друга Василя Симоняна Степан Шаумян приехал в Джалалогли, так назывался наш город раньше, – на прекрасном русском языке рассказывает мне экскурсовод Анаит.

– Здесь в 1899 году Степан Георгиевич основал первый в Армении марксистский кружок. Здесь он познакомился с Екатериной Тер-Григорян, которая стала его женой. В доме ее родителей и жили молодые супруги. В 1978 году к столетию Шаумяна вокруг дома-музея был построен этот комплекс, который законсервировал дом, укрывая его от внешних воздействий. Удивительно, что в наше совсем не коммунистическое время небольшое и не очень богатое государство находит возможность хранить память об исторических событиях, которые своей «окраской» многих раздражают. – Это история. Куда мы можем от нее уйти? – говорит Анаит.

– В 90-е годы наш музей был преобразован в Центр культуры и досуга. Но, слава Богу, возобладал здравый смысл и у нас все же больше культуры, чем досуга. Музей имеет безусловную краеведческую ценность. Здесь хранятся предметы, найденные при археологических раскопках на развалинах средневекового города-крепости Лори Берд.

Изделия из глины, камня, дерева, металла. Бытовые предметы, оружие, украшения, которые дают представление о жизни, быте и культуре предков современных степанаванцев, которые до 1923 года были джалалоглинцами. В 1923 году по просьбе жителей города Джалалогли переименовали в Степанаван. По словам Анаит, жители вполне довольны современным именем своего города, но и историю не забывают. В музее часто бывают экскурсии школьников, детям нравится заходить в дом Шаумяна, рассматривать старинные предметы быта, фотографии. Вход в музей не бесплатный, но чисто символический, как в большинство краеведческих музеев. Содержит музейный комплекс не город, а министерство культуры Армении.

– Зарплаты у нас не очень высокие, но стабильные, и это позволяет жить достойно. К сожалению, мало кто может этим похвастаться в нашем городе. Работы, особенно для молодежи, у нас практически нет. Мой сын, например, живет в России в Орехово-Зуево. Я часто бываю у него в гостях, проведываю внуков. Поинтересовавшись у экскурсовода, где можно купить местную газету, выяснила, что, к сожалению, в Степанаване своей газеты уже давно нет. А в советское время была газета «Маяк», редактором которой был отец моей знакомой. Узнав, что я журналистка и коллекционирую газеты, Анаит сделала мне бесценный подарок, номер газеты «Парос» за 1971 год, под редакцией ее отца. – Алена, вам обязательно нужно посмотреть крепость Лори. Это не очень далеко, – говорила Анаит, угощая меня прекрасным кофе. – Я посажу вас в машину к знакомому таксисту, он местный парень, прекрасно знает историю города, будет для вас еще и экскурсоводом. Я не могу вспомнить, какой марки была машина, на которой мне предстояло путешествие «в древность», а вот изумрудность глаз водителя забыть не возможно.

Алена Рыбакова, продолжение следует


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

редактор
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Приозерские Ведомости
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: