За Лидушку! Лидии Николаевне Васильевой – 100 лет!

Ветеран

Ровно сто лет исполняется сегодня настоящей героине, ветерану Великой Отечественной войны Лидии Николаевне Васильевой. Она родилась 5 мая 1922 года.

В 1941 году ей было всего 19, и, как многие сверстники, она рвалась защищать Родину. Во время эвакуации завода Лида уезжать отказалась. Будучи единственным ребенком в семье, она не хотела оставлять родителей одних. Поначалу девушка помогала медсестрам в переоборудованных из городских школ госпиталях, а потом решили с братом идти на фронт. Николая взяли сразу, а вот Лиде пришлось проявить настойчивость и приходить в военкомат не один раз.Взяли ее только в октябре и – сразу на передовую, на Ленинградский фронт, в передвижной госпиталь 55-й армии сандружинницей.
Воевала сандружинницей в составе 136-го стрелкового полка 45-й гвардейской дивизии на Ленинградском фронте, участвовала в Синявинской наступательной операции, прорыве блокады Ленинграда, в юбилейном параде Победы на Красной площади в Москве. Она – кавалер орденов Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени, награждена медалями «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», «За Победу над Германией».

Много горя довелось ей увидеть за годы войны. И раненых из-под обстрелов вытаскивала, и перевязки делала, и при операциях помогала. Боялась только первые дни, дальше размышлять было некогда – нужно было спасать людей. И даже собственное ранение не остановило храбрую девушку: узнав, что часть меняет дислокацию, она даже сбежала из госпиталя.
Помнит Лидия Николаевна своего первого раненного и все те чувства, которые испытала огда:
— Он был ранен в живот. Жуткая картина, кровь, все внутренности у него наружу. Он кричит страшно, а я сижу возле него и плачу. Мимо пробегал командир, кричит мне: “Чего сидишь? Делай что-нибудь!”. “Ага, – реву я, – ему больно”. Командир снова кричит: “Ну так давай, перевязывай его, вытаскивай!”. “А-а-а, – снова реву я, – если я до него дотронусь, ему еще больнее будет”. И тут командир на меня матом, матом: “Понаприсылали мне соплячек, ничего сделать не могут!”.

Много и других случаев осталось в ее памяти, которрая сохранила ясность несмотря на года.
Случилось однажды тащить с поля боя одного раненого. Такой он был тяжелый, да еще всё просил бросить его, не надрываться. Пришлось даже повысить голос, что командовать тут ей, что лучше бы собрался с духом да как-то помог. Как оказалось потом, раненый имел высокое звание. Спасшую ему жизнь санитарку он не забыл и помнил об отважной спасительнице до конца своих дней.

Вот как вспоминает об этом случае сама Лидия Николаевна:
– Помню, вытаскивала одного раненого. А он в плащ-палатке был, я не видела, кто он по званию. Да и до того ли мне было. Тащу его, упираюсь. А он тяжелый. И говорит мне: “Сестричка, брось”. “Ну конечно, – отвечаю ему, – даже не думай об этом, лучше бы мне помог, тяжеленный такой”. Он снова: “Оставь меня, уходи”. Я молча шубку свою сняла, под него подпихнула, тяну. И вдруг он мне чуть не криком: “Оставь меня, я приказываю!”. А я ему в ответ: “Приказывать здесь буду я! Помогай давай!”. Вытащила его, отдала медикам и снова за дело. А он меня запомнил, и перед отправкой в госпиталь вдруг меня зовут в палатку: там тебя раненый хочет видеть. Я прихожу, а он, полковник, смотрит на меня, улыбается и спрашивает: “Ну, кто командовать-то будет?”. А я уж и забыла про этот случай, да и в лицо его не помню. Ну и не понимаю, чего он от меня хочет. Он снова: “Ну, кто командовать будет, спрашиваю?”. Поняла я, о чем он. Рассмеялись. Мы потом долго дружили, после войны он ко мне в гости приезжал. Когда поднимали тост за Победу, он всегда говорил: “Нет, давайте за Лидушку!”.

Боевой путь сандружинницы закончился в январе 1944 года вторым ранением – ее настолько сильно контузило, что отнялась вся правая половина тела. И хотя она все-таки смогла оправиться, на фронт ее не вернули – после демобилизации Лидия приехала к маме в Ленинград, где ее и застала Победа.

– Вдруг слышу, шум как-то с улицы, выглядываю за дверь – все выбегают из квартир, бегут вниз по лестнице, на улицу. Что случилось? Победа, кричат, победа! Ну и я побежала тоже, обнимались мы и плакали. Дождались!, — вспоминает Лидия Николаевна.

После войны она переехала с семьей в Приозерск, работала сначала на скорой помощи, потом в палате новорожденных, а затем стала участковой медсестрой у детского врача. До 1984 года никто в Приозерске и не знал, что хрупкая медсестра Лида — настоящая героиня. И только когда в больницу пришло письмо от гвардейцев 45-й гвардейской дивизии, в котором они рассказали о девушке-сандружиннице Лидочке Ярцевой, спасшей десятки жизней, коллеги и друзья узнали, кто рядом с ними живет и работает.

Многие ее маленькие пациенты, сами уже взрослые, все еще помнят ее добрые руки, здороваются на улицах.
Есть у Лидии Николаевны и свои дети – двое сыновей и дочь, которые подарили ей внуков и правнуков. На пенсию она ушла только в 75 лет.

Проходят годы, однако не меркнут фронтовые воспоминания, по-прежнему они яркие. Но даже о самых страшных моментах жизни Лидия Николаевна рассказывает с улыбкой, заставляя улыбаться и нас.

Редакция газеты «Приозерские ведомости» поздравляет заслуженного ветерана со знаменательной датой, желает здоровья, долгих лет жизни и мирного неба над головой.

#100лет#ЛидияВасильева#Герои#Приозерскийрайон

Татьяна Чумерина, фото из архива редакции.
При подготовке материала использованы архивные очерки, опубликованные в 2011 и 2020 гг в газете «Произерские ведомости», а также материал из медиа-проекта Анны Тюриной «Голоса пбеды» https://www.youtube.com/watch?v=tD21bhT0pL0

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

редактор
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Приозерские Ведомости
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: